Одесса — жемчужина у моря

Город Одесса — история, литература о Одессе, недвижимость, объявления

Душа психиатра — потемки

Возможное сокращение специалистов в Одесской городской больнице вызвало возмущение и опасение у психиатра, ведь на должности могут оставить не его, а нарколога — вечного конкурента. Конечно, у психиатра было больше шансов удержать оба места (их планировали объединить). Психиатра любили — возглавлял местком, завидный жизнелюб и заводила, душа общества.

Нарколог — Виктор Моисеевич — человек старой закалки и с совершенно другими взглядами на жизнь. В советские времена он руководил именно этой больницей, а когда начались кардинальные изменения в стране, в родную больницу он вернулся спустя несколько лет, да и то — пожалели старика. Не успев приступить к своим обязанностям, пожилой нарколог узнал страшную новость: опухоль, которую врачи обнаружили в его горле, оказалась злокачественной…

Виктор Моисеевич перенес онкологическую операцию, но улучшения почти не наступило: тяжело было работать и просто общаться — он почти шептал… Отказывая себе во всем, нарколог копил деньги, чтобы поехать на лечение в Болгарию, и для этого совмещал наркологию со ставкой на «скорой помощи»… В принципе, Виктор Моисеевич никому в больнице не мешал — работал тихо, никого не трогал, но все же тайный враг у него был — психиатр.

Дело в том, что до его прихода психиатр успешно практиковал сразу в двух направлениях и успевал за двоих, при этом зарабатывая неплохие деньги.

Психиатра раздражало, что нарколог отбирает у него самых «жирных» пациентов. Это, к примеру, пациенты-подследственные, которые обращаются за справкой о необходимости принудительного лечения, это кодирование алкоголиков и наркоманов и т. д. Словом, с начала их совместной работы коллектив надеялся, что холодная война между немолодыми трезвыми людьми не перерастет в открытые боевые действия.

4 октября психиатр Николай Васильевич задержался на работе, дождавшись ухода нарколога. Коридоры опустели, и Николай Васильевич, достав из кармана маленький ключик, направился к кабинету Моисеевича.

Сохранив дубликат ключей от кабинета нарколога еще с тех хороших времен, когда он работал один, психиатр без труда проник в кабинет конкурента. Под столешницей письменного стола Николай Васильевич открыл глубокую полочку, куда поместил упакованный в целлофан сюрприз. Ну вот — дело сделано. Все так же неспешно, тихо ступая, он запер чужую дверь и покинул здание больницы.

На следующее утро, еще до начала рабочего дня, придя к себе в кабинет, психиатр заметил, что Моисеевич уже на месте. Прислушиваясь к происходящему за перегородкой, он закрыл глаза, чтобы дать возможность разыграться воображению. Он представлял себе, как нарколог усаживается на свой старенький стул, открывает тумбу, а там… Он наверняка полюбопытствует заглянуть в незнакомый пакет, краешком выглядывающий из бумаг, а после достанет его и дернет нитку, которая держит шплинт, гвоздик расслабит пружинку, та расправится и ударит по капсуле со взрывчаткой…

Мысли психиатра прервал страшный грохот, который раздался в 8.20 утра. Весь в крови — с израненными лицом, плечами, руками, со страшной раной на животе нарколог еще смог выйти в фойе поликлиники и там упал. Сбежались люди, раздавались крики, поднялась паника. Психиатр так же показался из своего кабинета, глянул на лежащего в крови мертвого конкурента, сунул в рот сигарету и ушел на улицу — «с горя» покурить.

Подозрение в убийстве нарколога пало на Николая Васильевича почти сразу. Слишком многие и часто слышали его угрозы в адрес умершего. Хотя кто же воспринимал всерьез высказывания вроде «Все хорошо, но до поры, до времени…»?! С места происшествия были изъяты части ударно-спускового механизма и некоторые дополнительные элементы — болты, гвозди, которыми злоумышленник наполнил бутылку, чтобы цели достичь наверняка. Изъяли правоохранители и пружину, которая усилила подозрения, что убийца — Николай Васильевич. Подвела в этом его собственная хозяйственность: у себя в гараже психиатр хранил точно такую же пружину, которую и нашли в ходе обыска. «Трассологической экспертизой, проведенной в НИИЭКЦ УМВД Украины в Одесской области, установлено, что пружина, найденная на месте преступления и служившая деталью ударного механизма неуправляемого (работавшего в режиме ожидания) взрывного устройства, представляет собой продолжение отрезка пружины, найденной у подозреваемого. Ранее они составляли единое целое таким было заключение экспертов. Арестованный Николай Васильевич по поводу данной экспертизы не растерялся и с уверенностью заявил суду: «Работники правоохранительных органов разделили пружину с места взрыва на две части и одну половину подбросили в мой гараж»… Еще одна — спектрографическая — экспертиза продемонстрировала, что металл деталей, добытых в ходе обыска, идентичен металлу пайки на металлической трубке взрывателя. Наконец, дополнительную экспертизу провели прямо в зале судебного слушания — она указала на наличие различий в смывах поверхностных наложений между пружиной из взрывателя и пружиной из гаража. Различие состояло в присутствии на детали взрывного устройства примесей из олова, цинка и титана, что могло быть только следствием отложения копоти при сгорании воспламенителя в момент взрыва.

Душа психиатра — потемки

Столкнувшиеся с этим делом специалисты сразу предположили, что изготовить адскую машинку мог только тот, кто неплохо знаком с химией, основами взрывного дела и имеет навыки слесарного искусства. А Николай Васильевич был именно таким местным знатоком и имел золотые руки — сам сконструировал бетономешалку, домашний подъемный кран, ружье для подводного плавания… При обыске в кабинете психиатра обнаружилась книжка, как считали все знакомые, не входившая в область его интересов, — «Раздумье в тюремной палате». Как ни странно, именно это малозначительное обстоятельство произвело на общество гораздо большее впечатление, чем какие-то там проволочки и взрывчатки… Похоже, внутренний мир этого нестандартного преступника останется загадкой даже для самых близких.

Судебная коллегия приговорила Николая Васильевича к 14 годам лишения свободы. Но опытный психиатр и там нашел себя: он завоевал популярность и даже обзавелся небольшой практикой, пациентами которой были не только заключенные, но и тюремный персонал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

MSD