Одесса — жемчужина у моря

Город Одесса — история, литература о Одессе, недвижимость, объявления

ПОТЕМКИНСКАЯ ЛЕСТНИЦА

Видный одесский архитектор италь­янского происхождения Ф. К. Боффо, участвовавший в сооружении полуцир­кульных зданий, в феврале 1836 года «представил составленные им кондиции на строение с бульвара к морю камен-Ш ной лестницы». А Завацкий приступил к работам в январе следующего, 1837-го.

Строительство шло весьма неудачно: бесконечные обвалы, локальные ополз­ни, потоки воды препятствовали прове­дению работ, а то и сводили их на нет.

Заказчики строительства сильно встревожились и сформировали специ­альную наблюдательную комиссию, в состав которой включили английского инженера Уптона, военного инженера Морозова и гидротехника Фан-дер-Флиса.

Комиссия не только обревизовала строительство, но пересмотрела перво­начальный проект и внесла в него су­щественные изменения.

Конструкция Бульварной лестницы говорит о том, что это наклонный пе­шеходный мост, связывающий высокое плато с морским берегом.

И сооружа­лась лестница как мост — многоарочной, на разновысоких опорах-быках.

Согласно уточненному проекту Уптона, этот массивный блок из местного из­вестняка опирался на мощные деревян­ные сваи, «каменные столбы» и проре­зался тремя продольными и девятью поперечными сводчатыми коридорами.
Эти-то поперечные галереи образовы­вали на боковых гранях лестницы пред­ставительные каменные аркады. Разни­ца в ширине верхнего и нижнего мар­шей (21,7 и 13,4 метра) создавала эффект перспективы, усиливала ощуще­ние масштабности.

Сперва лестница вела непосредственно к морю, но в даль­нейшем, после устройства насыпной набережной, восемь нижних ступеней утонули в грунте.

Таким образом, воз­никали проблемы не только «вверху, но и «внизу» — узкий пляж был не са­мым лучшим основанием для такого со­оружения, ибо не мог препятствовать абразии, то есть волновому воздействию на основание склона.

Пришлось не только искусственно наращивать пляж, но и подпирать приморский обрыв отсып­ками огромного количества грунта.

Несмотря на то, что первые 200 ты­сяч, выделенные на сооружение лестни­цы, быстро «сгорели», светлейший князь М. С. Воронцов решительно рас­порядился «безостановочно отпускать деньги». Новый контракт с Завацким предусматривал окончание работ к на­чалу июня 1838 года, но осенью того же года последовали новые обвалы бров­ки плато, а потому уже в мае 1839-го комиссия надзора за постройкой при­знала, что «знать не может», повторятся ли оные неприятности, «доколе не вы­ведутся до настоящей высоты первый к обрыву бык и арка, служащая связью этого быка с горою».

С апреля по ноябрь 1841 года вклю­чительно строительство лестницы инс­пектировала солидная столичная комиссия, в конечном итоге пришедшая к заключению, что лестница как будто со­вершенно окончена. На самом деле фак­тическая ее сдача в эксплуатацию про­изошла лишь в 1842 г., а сама комис­сия по наблюдению была расформиро­вана в 1845 г., что тоже наводит на оп­ределенные размышления.

Согласно архивным документам, в 1843 г. и даже гораздо позднее архитек­торы Даллаква и Козлов все еще про­должали бороться с подземными вода­ми. Впоследствии склон по обе сторо­ны лестницы был основательно укреп­лен «висячими садами», разбитыми на насыпном грунте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

MSD